Close

Использование дерматоскопии в дифференциальной диагностике новообразований кожи

Ключевые слова: новообразования кожи, эпилюминесцентная микроскопия, дерматоскопия, дифференциальная диагностика.

Актуальность темы.

Дерматоскопия (эпилюминесцентная микроскопия) – это неинвазивная методика исследования кожи при помощи дерматоскопа [2, 4, 5], которая позволяет распознать in vivo мельчайшие структуры эпидермиса и сосочкового слоя дермы, неразличимые невооруженным глазом [1, 3, 10]. Дерматологи многих зарубежных стран два десятилетия с успехом используют и развивают дерматоскопию как метод ранней диагностики новообразований кожи.

Основными достоинствами метода являются неинвазивность, высокая чувствительность и специфичность, простота применения и возможность хранить информацию в электронной базе данных [7]. Для украинских специалистов дерматоскопическое исследование до сих пор остается достаточно новым и редко используемым методом диагностики.

Цель работы.

Провести дифференциальную диагностику новообразований кожи, используя метод дерматоскопии.

Материалы и методы исследования.

2009 и 2010 годах в городском клиническом кожно-венерологическом диспансере №1 г.Донецка и в городских кожно-венерологических диспансерах городов Мариуполя и Краматорска в рамках международного проекта «День диагностики меланомы» нами было проведено дерматоскопическое обследование 928 пациентов в возрасте от 14 до 87 лет с новообразованиями кожи. Предварительно всем пациентам проводили визуальный осмотр новообразований кожи с помощью лупы «Lumino Dermlite» 3-х кратного увеличения с люминесцентной подсветкой (3 Gen, USA). При этом мы учитывали размеры, симметрию, состояние краев и цвет новообразований.

Скрининговое дерматоскопическое обследование проводили оптическим дерматоскопом «Delta 20» с увеличением х 20 (Heine, Germany). Регистрацию изображения осуществляли цифровой камерой «D-5000» (Nikon, Japan). Окончательное дерматоскопическое обследование, учет и анализ изображений проводили с помощью экспертной дерматоскопической системы «FotoFinder dermoscope II» (Germany) с 70-кратным увеличением, используя программное обеспечение Body Mapping. При анализе дерматоскопической картины также использовали дерматоскопический алгоритм отличия меланоцитарных образований кожи от немеланоцитарных [8] и симптоматический анализ [9]. Пациентам с дерматоскопическими признаками меланомы кожи, базальноклеточного рака, болезни Боуэна, актинического кератоза и диспластического невуса, выполняли хирургическое иссечение этих образований с последующим гистоморфологическим подтверждением диагноза.

Результаты и их обсуждение.

Из 928 обследованных, пациенты мужского пола составили 242 (26,1%) человека, женского – 686 (73,9). Преобладание женщин над мужчинами, очевидно, обусловлено более пристальным отношением первых к своему здоровью, вообще, и косметическому состоянию своей кожи, в частности. На основании клинико-анамнестических данных и дерматоскопической картины нами из 928 новообразований кожи выявлено 584 (62,9%) меланоцитарных и 344 (37,1%) немеланоцитарных. Следует обратить внимание, что в результате визуального осмотра 928 пациентов злокачественные новообразования кожи были заподозрены только у 9 (0,9%) человек. Последующее проведение дерматоскопии различных новообразований кожи у 928 пациентов злокачественные новообразования выявило у 52 (5,6%) человек. При этом патогистологическое исследование этих случаев верифицировало диагноз у 50 (5,3%) человек. Поверхностно распространяющаяся меланома была выявлена у 6 (0,6%) пациентов. Ее структурные дерматоскопические признаки были мультикомпонентными: наблюдали атипичную пигментную сеть, псевдоподии, атипичные глобулы, параллельные линейные структуры гребней и борозд, зоны регресса и деструкции, бело-голубые области, линейно-извитые сосуды, сосуды в виде точек, розовые гомогенные области. В одном случае мы наблюдали наличие пигментного меланоцитарного клона. Различные формы базальноклеточного рака установлили у 18 (1,9%) пациентов. Отличительными дерматоскопическими особенностями их были полиморфизм структур, древовидно разветвляющиеся сосуды разно-го калибра, листовидные структуры (в виде кленового листа), серо-голубые и/или черные глобулы, овоидные гнезда, структуры «спицевого колеса», симптом «макового поля» и изъязвления. Актинический кератоз диагностировали у 3 (0,3%) человек. Для него характерны насыщенно розового цвета фон, плотно прилегающие желто коричневые чешуйки, белесовато-желтоватые фокусы, извитые расширенные сосуды, зоны диспигментации. Болезнь Бо-уэна установли в 2 (0,2%) случаях. Дерматоскопически четко выраженных структур не определялось, большая часть изображений имела фон розовый или коричневый без признаков пигментной сети, белесоватые или желтые мелкие чешуйки, единичные мелкие корки, белесовато-восковые фокусы, веррукозные структуры, единичные тонкие, несколько извитые сосуды. Диспластический невус с уровнем инвазии I–III мы выявли у 21 (2,2%) пациента. Его дерматоскопическими признаками являлись: коричневая ретикулярная или глобулярная пигментная сеть с полиморфным строением и участками деструкции, глобулярные структуры различных размеров, радиальные линии, бесструктурные фокусы, сосудистые структуры, участки регрессии и/или гипопигментации. Невус эпидермальный установили у 219 (23,5%) пациентов. Его отличительной чертой была четкость и выраженность типичной пигментной сети на более светло-коричневом фоне с вариантами ретикулярной или глобулярной структуры. Невус внутридермальный диагностировали у 153 (16,4%) человек. Его отличает наличие дольчатых структур по типу «булыжной мостовой», коричневых глобул, единичных или множественных структур по типу «малиновых косточек», поверхностно расположенных сосудов в виде запятой или петель. Смешанный невус установили в 79 (8,5%) случаях. Дерматоскопически его отличает наличие на светло-коричневом фоне симметричной, четко выраженной ретикулярной и глобулярной пигментной сети. Врожденный гигантский невус выявили у 3 (0,3%) пациентов. Его патогномоничными признаками были насыщенно-коричневый фон, на котором отмечалось множество коричневых и/или темно-коричневых глобул. Невус Беккера обнаружили у 3 (0,3%) человек. Для него характерно наличие светло-коричневого фона, отсутствие пигментной сети, выраженный гипертрихоз. Галоневус (невус Сеттона) наблюдали у 8 (0,8%) обследованных лиц. Дерматоскопическими отличиями его были выраженная глобулярная пигментная сеть с признаками краевой деструкции и четким ореолом депигментации по периферии. Невус сальных желез Ядассона выявили у 14 (1,5%) человек. Его отличительными признаками являлись дольчатые структуры, белого или синюшного цвета с фрагментами сосудов среднего калибра. Голубой невус диагностировали у (1,7%) пациентов. Он характеризовался гомогенной структурой серо-голубого цвета. Невус «кофе с молоком» обнаружили у 18 (1,9%) больных. Дерматоскопически характерно наличие светло-коричневого фона с мелкими глобулярными структурами. Солнечное ленти-го отмечали у 46 (4,9%) человек, при этом дерматоскопически выявляли псевдопигментную сеть, сотоподобные структуры с «изъеденными молью» краями. Себорейную кератому установили у 233 (25,1%) обследованных лиц. Она отличалась наличием «мозговой» структуры в виде борозд и извилин, структур в виде «отпечатков пальцев» и «роговых жемчужин» («молочно-подобные» кисты), сосудов в виде «булавок» или «шпилек», «комедоподобных» структур, наслоений кератина (гиперкератоз), сине-серых бесструктурных областей. Дерматофиброму диагностировали у 33 (3,5%) человек. Дерматоскопически для нее типична деликатная псевдопигментная сеть, сотоподобные структуры, центральная рубцеподобная структура, глобулоподобные структуры в центральной области (редко по периферии). Мягкую фиброму определяли у 39 (4,2%) человек и, как правило, ее дерматоскопическая картина не отличалась от картины нормальной кожи. Она выглядела в виде овального беспигментного образования на тонкой ножке с единичными извилистыми сосудами среднего калибра. Ксантома была выявлена у 6 (0,6%) обследованных. Ее дерматоскопическое изображение имело вид четко отграниченной структуры, насыщенно воскового цвета, с лакуноподобной сегментацией и четко выраженной белесоватой полоски по периферии. Кератоакантому выявили у 3 (0,3%) больных. Ее дерматоскопическими признаками были выраженная сосудистая сеть и центральная воскового цвета гомогенная структура. Гемангиому диагностировали у 2 (0,2%) пациентов. Характерными проявлениями ее являлись сосудистые лакуны красно-го, насыщенного розового, синего и/ли голубого цвета, белесоватые прожилки, разделяющие лакуны, тромботические глобулы темно-фиолетового и черного цвета. Ангиокератома была установлена у 3 (0,3%) обследованных. Дерматоскопическое изображение характеризовалось наличием гомогенных лакунарных структур фиолетово-красного цвета, глобул фиолетового и черного цвета, геперкератотических масс коричневого и/или черного цвет

Таким образом, у 928 обследованных методом дерматоскопии нами были диагностированы 22 нозологические формы новообразований кожи. При патогистологическом исследовании диагнозы, установленные дерматоскопически, подтвердились в 96,1% случаев.

Выводы.

Дерматоскопическое исследование позволяет с высокой степенью достоверности дифференцировать доброкачественные опухоли кожи от злокачественных, что определяет дальнейшую тактику лечения больных и прогноз. При сопоставлении данных комплексной дерматоскопии и морфологического исследования были выявлены диагностические критерии, которые могут быть использованы для проведения дифференциальной диагностики на втором этапе обследования пациентов с подозрением на меланому кожи. Это подчеркивает необходимость широкого внедрения в практику врача – дерматовенеролога дерматоскопии как метода ранней диагностики злокачественных новообразований кожи. Дерматоскопия так же является незаменимым методом для дерматовенеролога в экстренной диагностике новообразований кожи, их мониторировании и скрининговых профосмотрах.